07.07.2017

Индульгенция для психиатров — лишение пациентов права на врачебную тайну

Как написала сегодня «Фонтанка.ру», МВД обратилось к вице-премьеру Ольге Голодец с предложениями обязать медиков сообщать органам опеки о том, что несовершеннолетние живут с родителями, представляющими опасность для окружающих. Также предлагается внести изменения в Семейный кодекс, по которым в основания для лишения родительских прав нужно включить «социальную опасность лица вследствие его психического заболевания».

Индульгенция для психиатров — лишение пациентов права на врачебную тайнуС одной стороны, человек, страдающий психиатрическим заболеванием, которое может выражаться в виде агрессивное поведения, в самом деле может навредить как близким, так и себе. МВД делится статистикой о преступных действиях родителей с расстройствами психики: всего за первые пять месяцев 2017 года пострадали 10 малолетних детей, 8 из них погибли. С другой стороны, по данным Следственного комитета РФ, всего в 2016 году около 2 тысяч детей, а в текущем – более 500 пострадали от рук родителей, опекунов, усыновителей, попечителей. Они, вероятно, были признаны «вменяемыми».

Кто должен нести ответственность за жизнь и здоровье детей в семье, где родитель страдает психическим заболеванием? Психиатры, представители опеки или полиции? «Доктор Питер» задал эти вопросы специалистам.

Эксперты говорят, что их отношение к предложению МВД двоякое. Потому что в случае, когда агрессивный пациент вредит здоровью других людей, о его диагнозе все узнают, когда трагедия уже произошла. Однако состояние у пациентов психиатрических клиник разное, и лишь специалист может распознать, склонен ли пациент к агрессивным действиям. Бывает, что не распознает.

Если бы правительство поддержало эту идею и предложило соответствующий законопроект, как бы к этому отнеслись психиатры? Этот вопрос «Доктор Питер» задал психиатру НИПНИ им. Бехтерева Михаилу Шипилину.

Отрицательно. И даже не потому, что существует такое понятие, как врачебная тайна, гарантированная каждому в соответствии с законом «Об охране здоровья граждан...». Существуют другие законы, которые надо исполнять, чтобы дети могли спокойно жить и расти рядом со своими родителями, прежде всего, закон «О психиатрии», а также другие нормативные документы, в которых давно прописаны правила диспансерного наблюдения за пациентом, состоящим на учете в районном психиатрическом диспансере. И именно сотрудники диспансера — врач, медсестра, социальный работник отвечают за то, чтобы в период обострения заболевания пациент получил своевременную медицинскую помощь и не представлял опасности для окружающих, в том числе для своей семьи. Они должны осуществлять патронаж пациента на дому, а не интересоваться раз в месяц по телефону его самочувствием. И воочию оценивать его состояние. А главное — нести ответственность за эту оценку.

Ведь даже выписывая из стационара после курса лечения пациента, склонного к агрессии, врачебная комиссия пишет, что у него — ремиссия заболевания «на момент осмотра». Как он будет вести себя в домашних условиях? Человек может после лечения вернуться домой покладистым и уравновешенным, а через неделю - снова стать агрессивным. Своевременно обнаружить этот переход из одного состояния в другое может только психиатр, но никак не полицейский и никак не представитель органов опеки. Они могут только отреагировать на уже совершенный акт агрессии. А желание лишить людей с расстройствами психики права на врачебную тайну, в этой ситуации может стать для медиков своеобразной индульгенцией: зачем заниматься патронажем своих пациентов, если за ними присматриваем служба опеки и попечительства? А эта служба на работу с людьми, нуждающимися в медицинском контроле, никак не рассчитана.

Я считаю, что если бы каждый на своем рабочем месте исполнял закон, дети от действия родителей, страдающих психиатрическими расстройствами не страдали бы.

Готовы ли органы опеки взять на себя ответственность по патронажу семей, в которых родитель страдает психиатрическим заболеванием, и по необходимости изымать детей из семьи? На этот вопрос «Доктору Питеру» ответил председатель комитета по социальным вопросам Александр Ржаненков:

Сейчас на основании медицинского диагноза можно лишить человека с психиатрическим диагнозом прав воспитывать ребенка, признав его недееспособным, — органы опеки и попечительства занимаются этим через суд по обращению родственников или руководства государственного учреждения, в котором находится несовершеннолетний. У самих же органов опеки и попечительства нет и не может быть данных о семьях, в которых родитель страдает психическим заболеванием, — это, как известно, врачебная тайна. Если эту законодательную норму изменят, возможно, органы опеки и попечительства смогут работать и контролировать такие семьи при условии увеличения штатов — сейчас сил и средств у них нет. Как нет и соответствующих полномочий.

Но хочу сказать, что за долгие годы работы в социальной сфере я не припомню ни одного случая, когда родитель с психиатрическим заболеванием нанес травму ребенку. Такое как раз чаще происходит с теми, у кого психиатрического диагноза нет: сколько трагических историй мы знаем, когда пьяный отец избивает или убивает ребенка. Да и любой человек может представлять для другого опасность ненамеренно, чем от них отличается человек с психиатрическим диагнозом, получающий лечение и заботящийся о своем ребенке?

Такое предложение не может быть поддержано ни на каком уровне. Потому что оно ужасно — лишать родительских прав человека, только потому что он имеет психиатрический диагноз, незаконно и бесчеловечно. Если человек лечится или уже прошел курс лечения, а его медицинская карта находится в психоневрологическом диспансере, это ни о чем не говорит. Но при желании кто угодно может сообщить о «социальной опасности лица вследствие его психического заболевания».

Юрист конторы Гессена Наталья Аксенова добавляет:

Идея МВД не приведет к конкретному результату. Орган опеки будет знать, что родитель стоит на учете. Ну и что дальше? Как это сможет предотвратить насилие? А врачебная тайна в данном случае будет нарушаться, и потребуется изменение в Федеральный закон. Психическое расстройство по Семейному кодексу не является основанием для лишения родительских прав. Мы не можем говорить о каком-то виновном поведении лица, стоящего на учете. В настоящее время предусмотрена конструкция, когда такого родителя в судебном порядке ограничивают в правах, если будет доказано, что создается угроза жизни и здоровью ребенка. Кроме того, психические заболевания поддаются лечению, возможны случаи ремиссии. А при лишении прав родитель теряет возможность находиться на иждивении своих детей, когда они, дети, достигнут совершеннолетия.